Блог

«Паническая атака или «Я чуть не сдохла, а они мне про какую-то голову»

Паническая атака по-простому — беспричинный, короткий, острый приступ страха умереть или сойти с ума, сопровождаемый бурей телесных симптомов. Клиенты обычно приходят в момент, который можно назвать «у врачей уже был, а к психиатру не хочу». Когда скорую уже вызывали, диагностику сердца, сосудов, надпочечников, щитовидной железы — делали, ВСД диагноз поставили, «все по мелочи, серьезного не нашли».

Оно и понятно, состояние то функциональное, т.е. когда «колбасит», там и давление, и аритмия, и гипоксия, а вот когда попадают к врачу, кризисное состояние уже прошло и следов не оставило. Между тем, эти приступы продолжают беспокоить, хотя предприняты все очевидные меры безопасности (места, ситуации и обстоятельства, в которых проходили приступы, человек старательно пытается избегать). Подозрение, что «что-то там с мозгами», пугает перспективой оказаться у психиатра, который предложит фармакологическое лечение, «а сдаваться пока не хочется».

Вот тогда клиент приходит к психотерапевту со словами «Больше так продолжаться не может. Я же не псих какой-то. Хочу, жить как раньше, ездить на метро, выходить из дома, не бояться пробок, скопления людей и кататься на лифте (у каждого свое). Надоели эти ограничения, приступы и ожидание, что опять накроет». В сумке на этот случай припасены «успокоительные», в голове заготовлены аффирмации «я спокоен, я в безопасности», и просьба «открыть окно пошире, а то дышать не чем».

Так как организм городского жителя в стрессе давно, первая паническая атака происходит как правило во «вполне себе рутинной обстановке» и причинно-следственной связи «накопленное напряжение – реакция организма в виде паники» не возникает. А вот «место происшествия» и избирательная фиксация на симптомах (нехватка воздуха, сердцебиение, головокружение и потеря четкости зрения, холодный пот) — легко соединяются как причина и следствие и маркируются внутренним суждением «Все! Мне конец!».

Следует сказать, что во время панической атаки человек ведет себя так, как не мог себе позволить в своей обычной жизни. ПРОСИТ о помощи, ДЕЛИТСЯ своими ОПАСЕНИЯМИ, спрашивает совета у БЛИЗКИХ, ищет специалиста для СЕБЯ, теряет КОНТРОЛЬ и отдается ЭМОЦИЯМ. Вот она «непозволительная» современному человеку роскошь непроизвольного сброса напряжения. Торжество биологического над социальным. Своеобразный реванш.

Эволюционно эмоции и бурные телесные реакций были необходимы не столько для того, чтобы обогатить внутренний мир переживаниями, сколько двинуть тело с места для выживания. Наша нервная система создана и хорошо заточена для решения внешних практических задач: ситуации, раздражители и конфликты раньше требовали быстрой двигательной реакции. Сейчас же раздражители и конфликты преимущественно внутренние и в неподвижном культурном теле законсервированы всё те же мордобои, убегания и преследования, вытесненные из области сознания на телесный уровень.

Работа начинается с «матчасти»: объяснения, что происходит в этот момент в организме, как работает вегетативная нервная система, как участвует голова и как этот панический приступ (считай, такая дурацкая эмоциональная разрядка) сбрасывает накопившееся «статическое электричество», которое клиент разучился скидывать другими способами, «мы же взрослые, воспитанные люди и умеем держать себя в руках». Более того, зачастую хронический стресс и напряжение самим человеком воспринимается как собранность, концентрация и целеустремленность. А страх потерять контроль над собой еще больше выкручивает ручку регулятора вегетативных проявлений на максимум.

Иногда быстрее и проще показать, как работает организм и вегетативная нервная система прямо на «разборе полета», на пережитой панической атаке. Становится понятно, что мысль о бабушкином инсульте с последующем параличом подливала маслице в огонь, попытки надышаться «полной грудью» лишь приводили к головокружению, а вот интуитивные находки в виде срочно рассказать кому-то о том, что чувствовал в теле и длинные выдохи – помогали.

Разбор «походной аптечки» тоже вносит ясности в картину. Выясняется, что помогали либо «легкие» седативные препараты или «тяжелая артиллерия» психотропных или транквилизаторов (валокордин, корвалол, феназепам). И те, и другие оказывали действие на протекание психических процессов, а не на сердце, сосуды и легкие. Здесь часто звучит вопрос: «Есть ли препарат. Чтобы НЕ НАКРУЧИВАТЬ себя, чтобы Страшные мысли – СТОП, а все остальные – ПРОХОДИТЕ». Сразу скажу – таких избирательных нет.

Следующая задача — снизить страх перед ожидаемым приступом и разомкнуть связь (триггерная ситуация – страх приступа – паника). Часто через попытку произвольного усиление симптома и вызова его вне опасной ситуации. Параллельно с этим, происходит обучение навыкам саморегуляции и самопомощи во время приступа.

Эти мероприятия можно отнести к просвещению, профилактике и симптоматическому лечению. Причина же такого состояния лежит глубже, в вытесненных эмоциональных реакциях и внутреннем конфликте. Найти что с чем конфликтует и организовать конструктивный диалог сторон — сложнее.

Этот материал вытеснен и чутко охраняется психологическими защитами. Именно поэтому клиент свято верит в опасность и серьезность своего телесного недуга и бежит от психотерапии как черт от ладана, приходя уже с бородатой историей вопроса, в момент, когда качество жизни и отношения с близкими начинают страдать. Например: мама не может в одиночку забирать ребенка из школы, а «за компанию» уже никто не соглашается ходить или сложно ездить на машине из-за страха умереть в одиночестве в пробке, а ехать надо.

Не буду подробно описывать часть, связанную с поиском и разрешением внутреннего конфликта. Этот актуальный вопрос с начала прошлого века захватил умы Великих, начиная с работ И.П. Павлова и З. Фрейда, прошелся красной линией по истории всей нейрофизиологии, психологии и психотерапии. Разные подходы предлагают разные методы, но суть у них одна. Обнаружить этот конфликт и разрешить его.

В заключении скажу, что работа с панической атакой – это прежде всего работа. Вегетативные условные рефлексы вместо самого человека никто не поменяет, когнитивные ошибки – никто за вас не исправит. Волшебной таблетки не существует, хотя иногда без фармаколечения не обойтись. Препараты позволяют создать «терапевтическое окно» и подкрутить биохимию мозга до состояния нейропластичности. Сами по себе они не переструктурируют ваш опыт и не изменят нейронные связи.

И помните — этот запрос – адресный. Если доктора не нашли ничего для них «интересного», вам к психотерапевту. Ему есть где разгуляться. Иначе можно стать заложником своего недуга.

Плохая девочка. Как «плохие качества» помогают хорошему человеку

Возможно, у вас иногда возникало ощущение, что будь вы «беспринципной, наглой пустышкой» или «хамоватой самодуркой, стукачкой, истеричкой» жить было бы намного легче. Если ДА, то усаживайтесь поудобнее — этот текст для вас.

Пошел уже второй месяц как я провожу игру «Плохие девочки»: продолжаю открывать хорошим, добрым, ответственным людям их «плохие» и «темные» стороны. Так получилось, что в основном на игру собираются женщины, поэтому здесь будет много девчачьих примеров, но мальчикам главное понять принцип — и вперед. Никакой гендерной дискриминации. Как это работает, я сейчас расскажу.

Возможно, у вас иногда возникало ощущение, что будь вы «беспринципной, наглой пустышкой» или «хамоватой самодуркой, стукачкой, истеричкой» жить было бы намного легче. Если ДА, то усаживайтесь поудобнее — этот текст для вас.

«Что такое хорошо и что такое плохо».               

Качества, которые ценятся родителями в ребенке и качества успешного взрослого зачастую очень отличаются. Прямо скажем, ребенок «удобный в обращении», предсказуемый и управляемый более предпочтителен, чем настойчивый, любознательный естествоиспытатель со своим собственным мнением. Ребенок должен помалкивать, когда надо, играть так, чтобы потом не было «мучительно больно», быть тихим и скромным в одних условиях, но бойко читать стихи на табурете в других.

А потом бах… «ты уже большой». И надо стремиться, не тушеваться, «отвечать за», проявлять настойчивость, мотивировать себя, отдавать отчет и т.п. И все эти взрослые полезные качества вырастают из вполне себе «неправильных» и «неудобных» детских.

Из-за того, что быть «плохим ребенком» — осуждаемо и небезопасно, эти качества у нас так и остаются детскими, черно-белыми с ярким и однозначным негативным окрасом. А жизнь взрослого человека бросает вызовы, требует расширения поведенческого репертуара и свободного владения разными стратегиями.

И вроде бы быть жадиной и эгоисткой было плохо, а уметь отстаивать свои интересы и понимать, чего хочется – хорошо.

Быть поверхностной и легкомысленной – плохо, а уметь адекватно оценивать свою зону ответственности, не перегибать со сверх-контролем и перестать махать морально-этическим флагом – очень даже полезно.

Быть «выскочкой» и «в каждой бочке затычкой» — нет, а видеть возможности и выстраивать взаимодействие эффективно – да.

«Барабану — хорошо, Капи- капи- капитану — плохо».

Для примера: внутренние установки «не выпячивайся», «не хвастайся», «будь скромнее», «не навязывайся» могут мешать развивать навыки самопрезентации, двигать личный бренд или начинать разговор о пересмотре условий труда. Эти установки могли звучать как в императиве; «не делай», «не будь», так и могли быть просто семейными историями, из которых ребенок понимал, как делать не надо. «Был у нас один такой – довыступался», «в нашей семье так не принято», «…и вот одна выскочка на работе». И какому ребенку придет в голову вести себя также, как та «выскочка» с маминой работы.

Жадная, злая, вредная, эгоистичная, глупая, вызывающая, лицемерная… с тем, чтобы написать список КАКОЙ ДЕВОЧКОЙ БЫТЬ НЕЛЬЗЯ не возникает проблем.

Смысл игры: достать эти «Плохие качества», еще раз внимательно рассмотреть, примерить на себя, поиграть в эту игру (исполнить роль), подрастить их до взрослого состояния, и уже после принять решение нужно-ненужно. Без сожаления оставить все, что не подходит и взять то, что может пригодиться. Одно дело сожалеть о себе как несостоявшейся «оторве, хулиганке и неряхе» и совершенно другое дело все это примерить, наиграться вдоволь, и с чистым сердцем, убрав все лишнее, использовать этот мощнейший ресурс.

Но есть одна хитрость. Сразу оговорюсь, что зачатки не каждого желаемого взрослого качества можно найти в себе. Можно, конечно, начать выращивать чахлые побеги лидерства в условиях вечной мерзлоты и вопреки всему, но мы идем другим путем. Поэтому и игре движение начинается от тех «Плохих качеств», которые у вас когда-то были, проявили себя, «получили по шапке» и были вытеснены и спрятаны, как вредные и опасные. В психологии это называется работа с Тенью.

Мы с участниками ищем когда-то свойственные им «родненькие» качества, от которых пришлось отказаться и «не быть такой», и делаем в него «прививку роста». И можно не тратить время на подтягивание своих слабых сторон и создание «лучшей версии самого себя». Это долго и нет гарантии, новые качества могут просто не прижиться в системе ценностей. А вот развить, то что было свойственно, имеет свои глубокие корни и отзывается щемящим чувством — дает возможность попасть сразу на определенный уровень владения нужным качеством.

Мозг — сложная система, организованная иерархически. Если нет мощного основания, то все надстройки повисают в воздухе. Искусственно посаженный росток, будь то цель, установка, образ светлого будущего, мотив — быстро вылетают из системы. Иначе постановку целей и создание мотивации, можно было бы заменить директивным внушением, как при кодировании алкоголизма с той же сомнительной эффективностью.

Конечно, есть и другие хитрости — куда без секретов. Но начать эту работу вы можете прямо сейчас, написав список тех обидных определений, которые вы помните о себе из детства либо перечислить те качества, какой именно «Плохой девочкой» (мальчиком) быть нельзя. И возможно в них вы увидите новые грани и оттенки, так необходимые вам.

Саморазвитие и личностный рост. Ловушки.

Думаю, название текста вызовет диаметрально противоположные эмоции. С одной стороны, «саморазвитие и личностный рост» уже приобрели неприятный душок и стали красной тряпкой для саркастических выпадов и поучительных историй, вроде «а вот одна девочка занялась саморазвитием, а потом…». С другой стороны, люди, прошедшие через опыт поиска себя «живого и настоящего», понимают, что процесс «обретения целостности» существует и его надо как-то называть. Психологическое взросление, самоактуализация, самопознание, приобретение целостности, расширение личностных смыслов, трансформация, самоутверждение, самодостаточность – так это называют разные авторы.

Зачем я пишу этот текст? Вопросы потери смысла в своей работе, профессионального выгорания и ухудшения самочувствия на фоне этого, стали все чаще мне встречаться. Я хотела бы немного снизить накал внутренних страстей, описав общую картину происходящего, а также предостеречь от ловушек, стоящих на пути развивающейся личности.

Итак, в какой-то момент жизни заготовленные обществом ответы на вопросы: чего хотеть, кем быть, о чем мечтать — перестают устраивать. Вроде бы по формальным признакам все ОК, а чего-то не хватает. Причем перечисление своих заслуг, достижений и хорошо освоенных ролей не вносит ясности в процесс поиска своего «настоящего Я». А вот ощущение чего-то безвозвратно потерянного в детстве вместе со спонтанностью, беззаботностью, любознательностью и получением удовольствия от жизни — начинает проливать свет на этот вопрос. Это маленькая и давно забытая часть Вас начинает напоминать о себе и, в самом неблагоприятном сценарии, выливается в личностный кризис, депрессию, эмоциональное выгорание и психосоматику. Однако, именно это «хиленькое и забитое Я» обладает мощным потенциалом и необходимо для гармоничных отношений с собой и окружающими.

         Процесс личностного роста логично начинать со знакомства с собой. Конечно, можно подумать: «Чего там знакомиться? Все слабые свои стороны я и так знаю, а к сильным — вопросов нет». Вот только на практике выходит, что сложившееся мнение о себе не совсем ваше и уже не соответствует взрослой реальности. Что сформировалось оно в типичной для ребенка ситуации зависимости и оценки, в тот момент, когда «быть собой» было «эгоистично», «неприлично», «неуместно», «неуправляемо», и с тех пор не пересматривалось. Страх «Быть собой» добавляет драмы и еще больше расщепляет психику внутренним конфликтом «тем, каким себя помню — быть нельзя, а быть кем-то другим уже сил нет». Много времени и сил уходит на то, чтобы принять решение, и сделать первый ход.

Теперь перейдем к ловушкам. Первую я бы назвала – «Вам, смертным, не понять».

Это когда процессом самосовершенствования можно увлечься так, что вместо решения реальных жизненных проблем начинаешь отгораживаться от реальности. Неоправданный энтузиазм и чрезмерная увлеченность различным технологиям личностного роста становятся самоцелью. А варианты могут быть очень разными: от пассивной безропотности перед «высшими силами» до фанатичного продвижения «правильных» концепций. Реальные же жизненные проблемы подменяются и обесцениваются. А оправдание собственного бездействия находит мощную теоретическую платформу.

         Вторая ловушка — «Жираф большой — ему видней». Успешные люди, религиозные адепты, гуру и миллионеры с радостью делятся своими рецептами. Ведь готовые ответы на главные в жизни вопросы существуют. Может их формула саморазвития и мне подойдет? Только те, кто перекладывают ответственность за все происходящее в своей жизни на чьи-то авторитетные плечи вынуждены, как в игре, попадать в замкнутый цикл: «Вроде бы хожу, делаю все как учили, но вперед не двигаюсь».

У настойчивых же «игроков», преодолевших обе ловушки, ответ в готовом виде, не добытый собственными самоотверженными усилиями, просто не воспринимается.

         В сказочных сюжетах герой обычно отправляется на поиски ответов куда-то за Тридевять земель, проходит там испытания, многое теряет или платит большую цену и буквально перерождается, возвращаясь уже другим человеком. По той же причине нас так манят места, куда так просто не попасть: «другие миры», «концы света», буддистские монастыри, скиты, а так же люди, постигшие истину: шаманы, отшельники, гуру. Уехать подальше, чтобы найти то, что все это время было под носом — самого себя.

Нам свойственно думать, что живем мы разумом и логикой, а сила генерируемая подсознанием и лежащая в основе устойчивой, правополушарной мотивации остается недооцененной. Практика и исследования показывают, что открытие сознательного доступа к своим глубинным внутренним ресурсам может восстановить межполушарный диалог. Иными словами, важно научить человека вести осознанный диалог с собственным подсознанием, чтобы обрести гармонию. Это работа начинается со знакомства с собой. И она меняет мозг биохимически, физически и функционально, а это значит, что формулировку «меня уже не переделаешь» можно оставить на пройденном «игровом уровне» и перейти на новый.

Неприятные чувства – «проклятье» или «дар»

Торговцы счастьем хорошо преуспели в продажах. Негативные эмоции стали индикатором «ЛУЗЕРА». Идеальный человек испытывает только интерес, вдохновение, удовольствие и счастье. Расставьте в своем порядке, только в этом и есть выбор.

Я хочу вернуть неприятным переживаниям их статус врожденного навигатора для принятия решений и собрала несколько фактов, которые помогут более реалистично смотреть на испытываемые негативные чувства. Рекомендую почитать самоедам. Сразу предупрежу: меня потянуло на лозунги, поэтому контраст высказываний будет выкручен на максимум.

  • Стрессовый, неприятный, травматичный опыт основательней прописывается в нейросети.

Этот эволюционный механизм позволил нашим предкам выжить. Основан он на запоминании, автоматическом воспроизведении тех ощущений и того поведения, которое мы испытали на момент самого первого столкновения с неприятностями.

Например: если страх вас обездвиживает, «тело становится безвольным и ватным» – это реакция автоматически отсылает вас к очень раннему младенческому опыту, когда не было навыка владения собственным телом, а ощущения веса и бессилия связались со смирением и печальным ожиданием помощи от близкого. Для психотерапевта это маркер — в каком периоде искать этот стресс и с каким психологическим содержанием он может быть связан. Например: актуальная ситуация происходящих изменений в жизни может ассоциироваться с бессилием и запускать эту младенческую реакцию.

  • Эмоция – это предупреждение.

Довольно часто я привожу пример с автомобилем, у которого закончилось масло и на панели загорелся значок. Можно сразу долить масло, а можно продолжать какое-то время ездить, но при этом нервничать, раздражаться, пытаться не замечать его, думать «за какие грехи он горит», отвлекать себя от мыслей об этом значке, спрашивать знакомых: «горит ли у них». Весь арсенал психологических защит к вашим услугам. Вот это горящий значок «масло»  – ваша эмоция. Такое «Аллё» из прошлого опыта. Предупреждение «будь начеку!», «здесь может быть опасно!», «было больно и обидно».

Возможность видеть эти предупреждения и понимать, к какому опыту они вас отсылают, что хотят сказать, о чем предупредить возникает не сразу? Но ответы на эти вопросы помогают разделить: что было тогда (в детстве) и, что происходит сейчас.

  • Отсрочка в осознании эмоций.

Мы понимаем, что испытываем какие-либо эмоции с небольшой задержкой. Собственно, по телесным реакциям: сердцебиению, потным ладоням, сосанию под ложечкой мы и понимаем, что с нами что-то не то. До момента осознания мы не можем контролировать эмоции и влиять на них. А вот с момента осознания и начинается самая интересная работа. Поэтому задача N1 – посмотреть на испытываемую эмоцию, а не закрыть глаза и отвлечь себя. Чем больше чувства игнорируются и заталкиваются внутрь, тем больше они начинают влиять на жизнь. Возникает ощущение злого рока, одного и того же сценария, и тех самых пресловутых граблей. Про психосоматику я вообще молчу, это основная тема моих опусов.

  • Среди базовых эмоций — всего одна положительная.

Еще одна особенность отрицательных эмоций: их намного больше чем положительных. А варианты их прочувствования и четкая дифференциация очень хорошо представлены в искусстве и речи. В нашей культуре у отрицательных эмоций больше нюансов. Мы различаем легкую тревогу и страх угрозы жизни, чувствуем, как тоска отличается от светлой грусти, а печаль от ностальгии. И почти всегда можем понять, где достаточно обнять березу, где — съесть мороженное, а где нужна помощь другого человека. Вместе с тем, радость – это нечто неделимое, оглушительное и большое.  А счастье вообще трудно описать словами и легче показать или что-то сделать в порыве.

Эмоции – врожденный навигатор. Не надо его игнорировать или пытаться сломать. Как любой тонкий инструмент он требует настройки и практики, те, кто владеют им не нуждаются в медийном руководстве и внешних подпорках.

Депрессия. Жизнеобезболивающее – без рецепта.

Речь пойдет о депрессии, масках, под которыми она скрывается, и попытках людей с ней справится.

Немного цифр.

К 2020 году ВОЗ прогнозирует, что депрессия станет самым распространенным заболеванием в мире, суммарно обогнав сердечно-сосудистые заболевания, рак и туберкулез.

За последние 20 лет депрессия помолодела, и говорить приходится уже о детской депрессии, начиная с пятилетнего возраста.

40% пациентов, обращающихся в медицинские учреждения за лечением соматического заболевания, приходят с соматизированной депрессией.

Сразу оговорюсь, что рамки медицинского подхода к решению психологических проблем слишком узки. Врачи могут предложить только свое время, внимание и симптоматическое лечение, которое не устраняет причину. Тактичный намек, что вам может помочь психотерапия, зачастую воспринимается как оскорбление и желание отделаться.

Почему депрессия может протекать как телесное заболевание?

Сопровождают депрессию нарушения биохимических процессов, которые бьют сразу по трем фронтам – лимбической системе, таламусу и гипоталамусу. И от того, на каком фронте боевые действия наиболее выражены — зависят жалобы и то, куда за помощью пойдет человек.

Психологический и эмоциональный фронт. Самый узнаваемый и художественно описанный. Плохое настроение, тоска, апатия, ощущение никчемности, бесполезности всех попыток что-то изменить, идея виновности или греховности, будущее рисуется в темных тонах, могут присутствовать суицидальные намерения. Близкие и друзья могут заметить такие изменения в настроении и поведении человека, однако из-за апатии и снижения умственной активности редко кто обращается к психотерапевту или психиатру за помощью. Нет ни желания, ни сил.

Соматический фронт. Самый активный, многочисленный и отрицающий психологическую помощь. На фоне депрессии развивается болезнь. Поиск нужных врачей, и лечение заболевания становятся целью, а поликлиника – местом дислокации. Не найдя соответствующее лечение и поддержку в медучреждении, а ее там и не может быть, т.к. лечение психологической проблемы путем купирования симптомов – путь тупиковый, больные обращаются за помощью к «нетрадиционной медицине», уходят в восточные практики. Бессонница, ВСД, повышенная тревожность, сердечно-сосудистые заболевания, органические нарушения в работе внутренних органов, эндокринной системы и опорно-двигательного аппарата– под этими масками может скрываться депрессия.

Болевые синдромы без выявленных нарушений в работе внутренних органов. Часто в области грудной клетки, сердца и живота. Эти пациенты слышат от врача: кардиолога, гастроэнтеролога, невролога, что «никакой патологии не выявлено. Вы — не мой больной» и после этого, идут за помощью в «альтернативную медицину», к магам, колдунам, шаманам и космоэнергетикам.

Почему депрессия сейчас стала носить характер эпидемии? Почему, вырвавшись из эры инфекционных болезней и насильственных смертей, мы попали в эру болезней и смертей, связанных с потребительством и личным выбором?

В основе депрессии лежит несоответствие между образом жизни и заложенной в нас природной программой. Среда обитания современного человека очень сильно отличается от того, где и как жили наши предки — охотники-собиратели, и где происходило формирование генома. А чем сильнее этот разрыв, тем выраженнее «болезни цивилизации».

Слишком быстро технический прогресс перекроил нашу реальность. С начала промышленной революции прошло только 200 лет, а для генетической адаптаций нужно время.

С животными происходит тоже самое. Попав в неестественную среду, они начинают болеть, у них меняется поведение, они перестает размножаться, и в итоге многие погибают.

         Мы не были предназначены для малоподвижного образа жизни в помещении, социальной изоляции, активности вне светового дня, отсутствия полноценного сна, быстрой и доступной еды. Подтверждает это тот факт, что люди в более традиционных обществах с родоплеменной структурой менее подвержены различным психологическим расстройствам. Там, где есть эмоциональная связь, поддержка семьи и синхронизированный с природными биоритмами уклад жизни — меньше депрессий.

У нас, жителей больших городов, природный механизм Потребность – Действие – Удовлетворение/Неудовлетворение оказался расшатан. Тут и потребности не такие сильные, да и не свои, и импульс к действию может легко угаснуть, да и результат часто не дотягивает до «идеала». Но развитый человеческий мозг нашел возможность обманывать природу и получать удовольствие искусственным путем, вернее двумя путями.

В основе удовлетворенности лежит реакция высвобождения эндорфинов, которые могут высвобождаться двумя разными цепочками биохимических реакций. В одной участвует серотонин, а в другой норадреналин, поэтому Способы справиться с депрессией и получить состояние удовлетворенности и эйфории так кардинально отличаются. Далее, я перечислю как классические, так и новомодные попытки самостоятельно справиться с депрессией. Своеобразные маркеры возможной депрессии для специалистов по душевному здоровью.

 Первый — серотониновый

         Получение удовольствия от приема пищи, мышечного расслабления и разных стимулирующих веществ. Гурманство, обжорство, алкопятницы, «Секс, наркотики и рок н ролл» тоже отсюда. Степень выраженности, как вы понимаете, может быть очень разной. От вполне невинных разовых акций до хронических заболеваний.

 Второй вариант – норадреналиновый

И получение удовольствия через азарт, риск, преодоление препятствий и боли. К достаточно традиционным: азартным играм, дракам, лихому вождению автомобиля, экстремальным видам сорта, добавились жесткие ответвления ЗОЖ, сухое голодание, гидроколонотерапия, фитоняшки, паркур, бейсджампинг, зацепинг, рискованные селфи.

Особое место, пожалуй, можно отвести культуре терпения боли – подвешивания, шрамирование, сексуальные игры с выраженной болью, сознательный отказ от обезболивания при лечении. И вообще тема самонаказания разными способами. Только, если раньше это были вериги и сухой пост, то теперь малоприятные процедуры для очищения организма и восхождение на Эверест без кислорода.

Способы справится с жизненными трудностями развиваются вместе с технологиями, однако, по сути, являются индикаторами того, что внутренних ресурсов уже не хватает и нужна помощь. Помощь нужна и потому, что в результате такой искусственной стимуляции необратимо изменяются биохимические процессы в мозге? Для получения удовлетворения приходится все больше и больше жать на «педальку» удовольствия.

И понятно, что пути назад уже нет. Пытаться остановить прогресс, не пользоваться благами цивилизации, сопротивляться изменениям, вернуться к природе – это все равно, что расписаться в собственной неадаптивности. Получать удовлетворение от жизни искусственным путем – тоже не вариант. Ресурс «педальки» ограничен, да и сами помните, что случилось с крысой, которой вживили электрод в центр удовольствий. Остановить ее смогла только смерть.

Но есть возможность использовать заложенные в нас природой механизмы и приспособиться к новой реальности с наименьшими потерями.

Неприятные чувства, неизбежные потери, сложные задачи, вопросы без ответа, поиск смысла, прощание с иллюзиями, разочарования, страх неопределенности — неотъемлемая часть нашего существования и взросления. Время и силы, которые будут потрачены на бегство от депрессии, лишают возможности переработать ее и по-другому взглянуть на себя, на мир и свое место в нем. Волшебной страны, мага-чудотворца, исцеляющего эликсира не существует. Придется столкнуться со страхом, горем, и тем, что так тщательно запрятано внутри. И так мы устроены, что когда понимаем куда и зачем идем, что нужно немного потерпеть, а здесь преодолеть, и есть надежное плечо рядом – становиться легче.

         Не бойтесь обращаться к специалистам за психологической поддержкой или помощью. Опытный проводник на этом пути очень нужен.

Работу психотерапевтов и психиатров часто окружает большое количество мифов. Тут и теория заговоров про выдуманную проблему депрессии, и алчность фармакологических компаний, и использование запрещенных внушений, и «раз сходишь и все – попал», и «не хочу таблетки — буду как овощ», и «запрут в больничку». Однако, когда рядом с вами находится тот, кто понимает, что происходит, помогает понять это вам и готов спокойно присутствовать рядом и поддерживать — путь становится легче.

Сложно сказать «НЕТ»

Речь пойдет об умении сказать «Нет». О том сложном «Нет», которое может обидеть человека, испортить с ним отношения, выставить вас «не в лучшем свете».

Руководитель, коллега, супруг, ребенок, родители, продавец, незнакомец на улице. Перед их доводами, просьбами, чарами и напором иногда сложно устоять. Приходится соглашаться делать то, что совсем не планировал, покупать то, что не хотел, тратить свои силы и время на то, что не принесет ни пользы не удовольствия. Ситуации могут быть разные, одинаковым остается лишь неприятный привкус собственного бессилия, усталости раздражения и злобы.

ПОЧЕМУ ИНОГДА ТРУДНО ГОВОРИТЬ «НЕТ»

Вспомните своё детство. Послушание, покладистость и готовность в любой момент отложить свои интересы — поощрялись, а отказ — считался грубым, эгоистичным и оскорбительным. В каких обстоятельствах вы могли сказать взрослому «Нет» без последствий? Четкие инструкции касались тех случаев, когда вам вдруг встретиться маньяк, заманивающий в свою машину, «плохая компания» предлагающая попробовать наркотики, проникновенные сектанты, охотящиеся за вашей светлой душой и бабушкиной квартирой, или чья-то мама, угощающая вкусным аллергеном. А в случаях, когда к вам обращаются за помощью, доверяют, надеются на отклик или умело манипулируют — надо терпеть и соглашаться.

Зачастую такой опыт всплывает во взрослой жизни и автоматически лишает нас права выбора. А дело в том, что право отказать или согласиться у вас есть всегда.

Интересно, что готовность говорить «Да», браться за любую работу и использовать открытые возможности позволяют добиться высокого уровня профессионализма, уважения и доверия, но в какой-то момент становятся удавкой, «пережимающей кислород». Одна из протоптанных дорожек в состояние хронического Эмоционального Выгорания лежит через «всегда говори Да».

ВАЖНО ЗНАТЬ

• Ваша готовность к трудовому подвигу и жертве собственными интересами базируется на древнейших социальных инстинктах.

• Избегание ситуаций, где надо отказывать – путь тупиковый, лучше научиться отказывать правильно.

• Умение говорить «Нет» — навык, который можно тренировать и оттачивать.

•Вы можете не отвечать сразу, а воспользоваться паузой и хорошенько подумать.

•Отказ не значит, что вы грубы, невоспитанны и, что у вас дурной характер.

•Отказ не означает, что вы напрашиваетесь на конфликт.

•Отказ не означает испортить отношения.

•Вы имеете свои собственные приоритеты и потребности, равно как другие люди имеют свои.

•Говоря «Нет» вы уважаете и цените свое время и пространство.

ГОВОРИМ «НЕТ»

У умения сказать «Нет» есть буквально телесная, двигательная основа. Характерный жест – вытянутая вперед рука. Тело должно знать, как это — ГОВОРИТЬ «НЕТ». Рот, губы, язык – должны уметь складывать три заветные буквы. Голос не срываться на фальцет или хрип. При этом важно не отводить взгляд и не задерживать дыхания.

Итак. Практика. Вспомните один из последних случаев такого сложного отказа. Представьте, этого человека перед собой. И скажите «Нет», сопровождая характерным жестом. Концентрируя свое внимание сначала на ощущениях напряжения в мышцах руки, потом на голосе: громкость, тембр, интонация, высота, скорость, потом на взгляде: прямом, открытом, а затем на дыханий: спокойном, ровном, без задержек. Попробуйте несколько раз, наблюдая как меняются ощущения.

Если возникают сложности, то попробуйте следующее.

ПОДОБРАТЬ СВОЮ ФОРМУЛИРОВКУ ОТКАЗА

Иногда может стоять внутренний запрет на использование слова «Нет». Возможно первый ранний опыт отказа был очень травматичным. Вы поймете это по предыдущей практике. Если слово «Нет», сопровождаемое характерным жестом вытянутой руки вызывает много сложностей и эмоций, тогда более развернутые формулировки вам в помощь. Вот несколько:

СОПЕРЕЖИВАЮЩЕЕ «НЕТ»

•Да, я вижу, что тебе очень нелегко, но я в этой ситуации не могу тебе помочь.

•Я понимаю, что ты очень устала, но я не смогу выполнить твою просьбу.

•У вас действительно серьезная проблема, это очевидно. Но решить ее не в моих силах.

ОБОСНОВАННОЕ «НЕТ»

•Я не могу это сделать, потому что… (назовите истинную причину).

•Я не могу сделать этого по двум причинам…

 ОТСРОЧЕННОЕ «НЕТ»

•Я не могу тебе сказать сейчас, я точно не помню все свои планы на…

•Прежде чем ответить, мне надо (я хочу) посоветоваться с…

•Можно я скажу немного позже? Мне надо подумать.

•Мне надо время, чтобы взвесить свои возможности.

•Это — новая для меня информация, я не могу сказать сразу. Когда последний срок, чтобы я ответил? 

 КОМПРОМИССНОЕ «НЕТ»

•Я готов помочь вам (перенести мебель), но только не (укладывать вещи).

•Я могу (вас подвезти до работы), но только, если (к четверти девятого вы будите стоять в условленном месте).

•У меня нет возможности (навещать тебя каждый день), но я могу это делать (каждую среду и пятницу).

 ДИПЛОМАТИЧНОЕ «НЕТ»

•Может, я могу помочь тебе как-нибудь по-другому?

•У меня нет сейчас готового решения. Я предлагаю нам разобраться в этом вместе.

•Я не совсем компетентен в этом вопросе, но могу порекомендовать обратиться к…

Закончу на том, что обдуманное, спокойное, уверенное, доброжелательное «Нет» зачастую и не нуждается в дополнительном оформлении причинами отказа.

«Хвалят, а на душе гаденько» или почему я так реагирую на похвалу

Клиенты стали обращать внимание на то, как сложно искренне порадоваться и получить удовольствие тогда, когда тебя хвалят. Для взрослого человека это не проблема, но иногда такое наблюдение всплывает и становится интересно «откуда ноги растут».

Я обобщила, встретившиеся мне варианты, когда «приятные слова» были вписаны в неприятный контекст или «комплимент» ассоциирован с неприятными ситуациями и чувствами. Может и свой вариант узнаете. А если есть, что добавить, пишите в комментариях. Интересно, как это у вас.

Обычно наводящие вопросы помогают немного сузить зону поисков. Выясняется, что не все комплименты вызывают неприятные чувства, а некоторые, например, касающиеся внешности или личных качеств. Что значение имеет публично ли они высказаны или тет-а-тет. Что важно от кого их получаешь и отношение к этому человеку: например, комплименты от мужчин воспринимаются иначе чем от женщин. По-разному могут восприниматься от незнакомцев или хорошо знакомых людей, значимых и вышестоящих. Заслуженные ли они, личные или формальные, типа «была проделана большая работа».

 «Да, да, ты молодец» – формальное поглаживание, читай между строк «отстань от меня», «как же мне это все надоело».

«Да, не получилось… Но зато какая ты красивая девочка» – дальше из жалости и желания отвлечь, притягиваются за уши совсем не подходящие позитивы

«Посмотрите какая молодец, хорошая девочка (употребленные как сарказм) – любимые формулировки пассивно-агрессивных взрослых, воспринимаются как унижение и «знай свое место».

«Сама навела красоту (марафет), а уроки не сделала» – далее следовало еще несколько обвинений, чтобы уже два раза не вставать.

«Это достижение вывело тебя на новый уровень» — теперь и планка выше и требования жестче, будь добёр соответствовать, а то разочаруюсь.

«Ты хорошо делаешь, только тогда, когда тебе что-то надо» – далее следовало обвинение в манипуляции, использовании, эгоизме и всякие «ты обо мне вообще подумала».

«У тебя хорошо получается, теперь сделай это для меня» – далее следовала почти насильственная просьба, от которой невозможно было отказаться.

 «Смотри, как для отца старается быть хорошей, а для родной матери» – далее нужно было доказывать маме, что любишь ее не меньше отца или больше, в зависимости от родительских взаимоотношений.

Неудивительно, что после такого возникает непроизвольное желание «поёжиться».

Такие ощущения и телесные метафоры служат навигацией, ведущей к событию Х – первому, яркому, хорошо прописанному и закрепленному опыту такого двойного послания.

Например:

  • смущение с желанием «провалиться сквозь землю» или «раствориться» лишь бы никто не видел
  • растерянность и внутренний вопрос «как на это правильно реагировать? И тут же ответ «Сделай что-нибудь, чего застыла»
  • стыд с гаденьким сальным послевкусием «облапанности» и «как будто раздели»
  • обреченность с ощущением «как будто, что-то сдулось внутри» от того, что дальше последует просьба, которую придется выполнять
  • злость и обида «вспыхнувшим в груди и отдающим в голову» от того, что красоту противопоставили скромным умственным способностям
  • тревога, что комплемент не заслужен и не сможешь соответствовать ему в будущем
  • чувство, что тебя жалеют и говорят, чтобы утешить и подбодрить
  • страх, что достижения могут вызвать зависть и испортить отношения с другими, чьи успехи скромнее.

У каждого такого случая свои ощущения и свои контексты. Поделитесь, как у вас.

«Давай бояться вместе»

В последнее время у клиентов обострилась тревожность и ее опредмеченный вариант – страхи. Бояться разного —  от бытового — страшно ехать на транспорте, боязнь сосулек (вернее их падения) и кишечных паразитов, до глобального — начала Третьей мировой войны, инициированной Трампом или столкновения Земли с планетой Нибиру.

Неопределенность, которая возникает в жизни каждого взрослого человека, может перерабатываться очень по-разному. Кто-то уходит в ритуалы разной степени навязчивости и сложности: чистит обувь, моет кухню, стучит по машине, произносит слова-заклинания. Кто-то боится и избегает столкновения с предметом страха. Кто-то чувствует неладное и заболевает. Есть и те, кто совмещает эти формы. Тяжесть проявления может быть разной.

По этому поводу провожу групповые встречи. Бояться вместе – страшнее и интереснее, это знают даже дети.

Интересно, что страхи имеют в своей основе негативный опыт, который накладывается на инстинктивные механизмы. Со страхами негативной оценки, собак, публичных выступлений все более-менее понятно. Просто был опыт. Но страх смерти стоит особняком, к нему, в конечном итоге, все и сводится. Ведь опыта умирания у нас живых — не было, и по сути, этот страх —  ожидание чего-то неизвестного необратимого и независящего от нас.

А теперь внимание вопрос. Когда человек впервые в жизни испытывает ярчайшие переживания тотальности, необратимости всего происходящего и собственного бессилия?

Правильно, в процессе собственного рождения!

Зачастую, ответ на вопрос, как проходили роды может пролить свет на многие телесные реакции на стресс. Невозможность сделать вдох (асфиксия), тяжесть в теле (смена водной среды на воздушную), озноб, головокружение, сдавливание головы и боль…

Поэтому техники возвращающие к опыту рождения показывают свою эффективность. Его повторное безопасное проживание, защищённое доверием и помощью дают возможность при столкновении с неизвестностью не проваливаться на базовый уровень: на уровень угрозе жизни.

%d такие блоггеры, как: